shumilina.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Шумилино Общество

03.03.2019 15:42

363 просмотра

0 комментариев

Директриса поучала девочек, забыв, как в их возрасте ездила за 50 баксов с мужиками в сауну

Мне кажется, взрослые, которые придумали «гинекологический донос», вкладывали в это какие-то свои подростковые травмы.

История с милицейским контролем девственности школьниц, которого вроде как нет, но он все же есть, вызывает много вопросов к людям, которые это придумали. О том, сколько унижения и человеческих трагедий может принести такая «забота», прекрасно объяснила Юлия Чернявская. Но хотелось бы сейчас поговорить не о жертвах этой унизительной практики, а о тех, кто так беспардонно решает залезть в чужую постель.

Эти люди — сотрудники милиции, врачи, педагоги — примерно одного со мной возраста, успевшие сделать карьеру и дослужиться до статуса, позволяющего принимать решения и давать распоряжения. Их юность пришлась на те же времена, что и моя, на 90-е. И в этой связи я хотела бы вспомнить историю из жизни, которая, возможно, напомнит всем этим важным дядям и тетям об их собственной молодости.

Мне было 15, когда я после 9 класса поступила в педколледж. Ездить на учебу приходилось с одного конца Минска в другой, и вскоре у меня появилась подруга по автобусу. Юля (назовем ее так) жила в моем же районе, и училась в том же заведении, только в параллельной группе. Каждое утро мы с ней добирались на учебу, успев за час дороги обговорить все новости. Вернее, успевала Юля, потому что вклиниться в ее монолог было практически невозможно.

Да и не было у меня историй, достойных ее внимания. Юля хоть и была того же возраста, но воспринималась значительно старше. У нее был парень, причем не один, и про отношения с противоположным полом она регулярно отчитывалась мне и всему автобусу. Впрочем, удивить чем-то подобным тогда было крайне сложно — слышали мы и истории похлеще. Напомню, на дворе стояли «лихие 90-е».

И вот в один из дней Юля встретила меня в автобусе с особым энтузиазмом. И тут же сообщила, что у нее есть ко мне деловое предложение, отказаться от которого просто невозможно.

— Есть три нормальных мужика. Зовут сегодня вечером в сауну. Платят по 50 баксов каждой. С Ленкой (еще одна наша однокурсница) я уже договорилась. Встречаемся вечером в пять, — деловито сообщила она, как будто все уже было решено.

Я опешила. Не то чтобы это предложение мне показалось оскорбительным, в глубине души мне оно даже где-то польстило — быть «хорошей девочкой» в 90-е считалось не самым перспективным. В те времена каждый выживал, как мог.

И все же я отказалась. Даже несмотря на то, что сумма вознаграждения превышала месячную зарплату моих родителей вместе взятую.

Замену мне нашли быстро — желающих на такое выгодное предложение в педколледже хватало. Да и на наши отношения с Юлей это никак не повлияло: каждый волен распоряжаться собой и своим телом по собственному усмотрению.

Я бы, пожалуй, и не вспомнила эту историю, если бы недавно случайно не встретила свою подругу в одном учебно-образовательном учреждении. За эти 20 с лишним лет мы виделись лишь однажды: я навещала Юлю, когда она родила дочку через несколько лет после окончания учебы. Однако поскольку нас мало что связывало, кроме того автобуса, больше мы не пересекались.

Ровно до того дня, когда я зашла по делам в упомянутое учебное заведение. Проходя по коридору, я вдруг увидела такую картину: Юля (только сильно повзрослевшая) в строгом костюме и с очень серьезным видом отчитывала забившихся в угол девчонок. Выглядело это очень убедительно. Директриса (как я узнала позже, Юля занимала руководящую должность) поучала девочек, как надо себя вести. Глядя на них из-под своих очков, она излучала строгость и благочестие.

В этот момент я невольно улыбнулась. В голове как-то сама собой всплыла эта история с сауной, мужиками и 50 баксами.

Наконец Юля заметила меня и обрадованная неожиданной встрече, отпустила-таки своих нерадивых жертв. Мы обнялись и принялись болтать обо всем, что произошло в нашей жизни. На тот момент моя подружка была уже матерью двоих детей, правда, в разводе — ушла от мужа, поскольку тот (сволочь какая!) ей изменял. Ну и, конечно, сделала успешную карьеру в образовании, в чем, несомненно, помог бойкий характер и невероятная предприимчивость.

Все это я рассказала вовсе не для того, чтобы подвести какой-то морально-нравственный вывод. Повторюсь: я против того, чтобы лезть к другим людям в постель. Просто хотела напомнить всем этим строгим тетенькам и дяденькам о том, какими они сами были в юности.

Сегодня многие мои бывшие однокурсницы по колледжу и университету успели дослужиться до высоких должностей: кто-то стал заведующей в детском саду, кто-то директором или завучем в школе, кто-то отправился в лицеи и колледжи, кто-то пошел на повышение в министерство образования, есть даже «свои люди» в МВД. Возможно, многие из них хотели бы что-то подправить в своем прошлом. Но юность на то и юность, чтобы совершать ошибки. Главное не переносить сегодня эти свои юношеские «просчеты» на наших детей.

Поверьте, нынешние девчонки и мальчишки разберутся со своей жизнью сами.

https://gazetaby.com/post/direktrisa-pouchala-devochek-zabyv-kak-v-ix-vozras

Последние новости