shumilina.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Шумилино Общество

17.10.2020 19:14

279 просмотров

0 комментариев

Романчук: Толочин против Минска, или Картофель как плод воображения, бесплодия и крушения

Известный экономист на цифрах объяснил, что стало бы с Беларусью, если бы люди в Минске, как этого хотел Лукашенко, стали бы такими, как толочинцы.

«Кто создает больше богатства Беларуси, Толочинский район или Минск? — задается вопросом Романчук. — Кто является примером отношения к труду, бережливости, бюджету и социалке, толочинцы или минчане? Кто ленивее, пассивнее и инертнее? Кто готовит более востребованный для Беларуси человеческий капитал, толочинцы или минчане?

Вопрос возник неспроста. Александр Лукашенко при посещении Толочинского консервного завода заявил: «Если бы у нас и в Минске такой народ был, мы были бы самыми богатыми. А то те мордовороты ходят по Минску, а кушать-то хотят. Им заплатят какие-то деньги, они походили-походили, а потом в 5-6 часов бегут в кафе или ресторан, чтобы их потратить».

15 октября Лукашенко опять прошелся по минчанам: «Тихая, спокойная страна, а в Минске мы никак не можем голову взять в руки и подумать, как жить дальше».

Минск – настоящая европейская столица. Сегодня в ней живут настоящие европейцы, по ценностям, а не по географии. Таков результат революции достоинства и свободы 2020 года.

Случился парадокс. В далеком 1994 году Лукашенко привел с собой в Минск управляющих, земляков и начальников Шкловского района, Могилевщины и отчасти Витебщины. Лукашенко сумел разбавить Минск кадрами районного уровня, но по результату столичными они не стали, но и Минск до своего уровня не опустили. События лета-осени 2020 года окончательно оформили Минск в качестве европейской столицы. Чуждые ее ценностям, культуре и кодексу поведения элементы оказались чужими. Обострился, рельефно проявился ценностной, политический и психологический конфликт между минчанами и условными толочинцами (шкловцами, шарковщинцами, дрибинчанами).

На основании видения Александром Лукашенко белорусов и Беларуси очевидно: колхозники на колхозном поле полностью поглощены трудом, преимущественно ручным, поближе к земле. Живут скромно, по ресторанам/кафе не ходят, по заграницам не ездят, смотрят БТ/ОНТ, по интернетам не шастают, Youtube-ами не пользуются. Кушают свое, с огорода и дачи, довольствуются своим, покорны в отношении малого и большого начальства, верят, что президент и власть от Бога, а с ним не спорят.

Колхозник – это никак не оскорбление человека труда на селе, жителя деревни или поселка. На селе живет много людей с высоким уровнем самоуважения, личного достоинства и стремления к свободе. Это не про место жизни и место работы. Это про ценности, отношение к себе, власти, работодателю и обществу. Это свое понимание гражданственности, которое выражается формулой «Лукашенко всегда прав. Начальству не перечат, оно знает лучше».

Лукашенко пришел в столицу, но столичным так и не стал. Ему ближе, комфортнее в Толочинском, Глусском или Оршанском районе. Он пришел в столицу политиком XX века. Таким он и остался. Образец для подражания, матрица для примера – советская партхозноменклатура в стадии ее загнирования, всеохватывающее КГБ под пятой у Большого Босса, покорный, послушный, удовлетворенный чаркой/шкваркой электорат. Колхоз с его ритуалными съездами, дожинками, минутками ненависти к буржуазному Западу. Путеводные звезда – Маркс, Ленин, Сталин и конспекты советского политагитатора и информатора 1970-ых.

Минск-2020 – это идеологически чуждое для Лукашенко место. Это город XXI века, который окончательно отверг кодекс картофелефила, Дроздофила (от «Дрозды» - место резиденции президента и его VIP-номенклатурно-силовых, коммерческих слуг) и Совка. Т. е. отверг самого Лукашенко с его замашками, привычками и modus operandi советского тоталитаризма. Он этого не понял.

Поэтому до сих пор не может принять. Вроде бы здания те же. Минские власти втоптаны в шкловско-толочинский раствор. Вроде бы сверхконцентрация десятков специальных и контрольных служб. Вроде бы Минск до этого молчал, сопел, проглатывал фальсификации и часто походил на Толочинский район. Но глубинный, сердцевинный Минск никогда не опускался до уровня Толочинского колхоза.

Лукашенко этого не понял. Дал по зубам, унизил, растоптал, зверствовал, быдлячествовал – пытаясь превратить минчан в колхозанов, пролов и забитых крепостных без гордости, совести и чести. Минск восстал. Минск восстал в Гродно и Бресте, Витебске и Гомеле, Могилеве и Бобруйске. Минск восстал в десятках городов Беларуси.

Лукашенко делает грубые намеки на следующее:

1) в Толочинском районе люди трудолюбивые, работящие. Их продукты и товары, добавленная стоимость гораздо ценней для Беларуси, чем все то, что делается в Минске. А сами минчане – чуть ли не прожигатели жизни, гедонисты и пофигисты.

2) Протестующий за права и свободы всех белорусов, гражданско-активный Минск – это нежелательная часть населения, с точки зрения власти. Для нее лучше – картофелеводы, рабочие консервного завода, полностью подчиненные районным начальникам покорные полусельчане.

3) Минчане, жители больших белорусских городов якобы протестуют за деньги. Они живут за счет трудяг из Толочинского района и других подобных районов. Без толочинцев минчане бы не мордовородили, а вынуждены были бы за работу взяться.

Давайте посмотрим, что дает Беларуси производство картофеля. Именно на этом товаре сосредоточил свое внимание глава белорусской Вертикали. Мол, смотрите, какие достижения у толочинцев. Смотрите и учитесь.

Берем цифры, статистические данные, денежные показатели и оценивает гипотезу Лукашенко о том, что если бы вся Беларусь, включая Минск, работала бы так, как Толочинский район, то «мы были бы самыми богатыми».

С картофелем ситуация у нас показательная. Этот товаров может быть качественной лакмусовой бумажкой всей белорусской модели. В 2019 году Беларусь вырастила 6,1 млн. тонн картофеля, что на 35,8% меньше, чем в 1995 году, когда Лукашенко только-только начинал свою работу президентом. В 2019 году с/х организации собрали только 10,7% всего выраженного картофеля. ~82% получаемого картофеля приходится на население.

В 2019 году урожайность была выше, чем в 1995 году, но бывали урожайные годы и в 1970-е, 1980-е. Белорусские 229 центнеров с гектара уместно оценить с тем, что есть у лидеров: Новая Зеландия – более 500 ц/га, Нидерланды – ~450 ц/га, Германия и Франция - ~430 ц/га), Британия – более 400 ц/га.

Посмотрим на валовый сбор и урожайность картофеля по районам. В Толочинском районе. В 2019 году здесь собрали более 38 тысяч тонн при урожайности 418 ц/га. Для сравнения в 2013 году было только 18,9 тыс. тонн при урожайности 227 ц/га. Это лучший показатель Витебской области (средний по стране – 282 ц/га). Близки к этому показателю Ляховичский район (361 ц/га), Свислочский (380 ц/га), Сморгонский (432 ц/га), Щучинский (379 ц/га), Дзержинский (427 ц/га), Логойский (380 ц/га), Кличевский (401 ц/га) или Минский (384 ц/га), Несвижский (426 ц/га), Смолевичский (461 ц/га).

Да, для Беларуси картофельные валовые показатели хорошие, но ничего сверхъестественного здесь нет. Тем более мы не знаем, сколько ресурсов, денег и поддержки от государства получили Толочинские картофелеводы. Нельзя исключать, что перед нами типичная для Беларуси потемкинская производственная «деревня». Возможно, ее сделали по тому же принципу, по какому в Советском Союзе делали колхозы-передовики.

А вот сейчас про главное в бизнесе – про деньги. Рентабельность показывает нам, есть ли коммерческий смысл производства картофеля, является ли это настоящим бизнесом или просто с/х занятием. В 2017-2019 гг. рентабельность реализованного картофеля была отрицательной. В 2012 году она была минус 11,6%, а в 2016 году вообще упала ниже плинтуса – до минус 26,2%.

Это значит, что с точки зрения ценности для страны в целом, для коммерческой привлекательности, бюджета, рынка труда и вклада в новые драйверы роста картофелеводство в Беларуси – это позавчерашний день. Утверждать, что оно ценнее, важнее и круче, чем мощнейший творческий, интеллектуальный, управленский, сетевой потенциал минчан – это как петь дифирамбы коммерческому, технологическому, организационному превосходству Советского Союза над США в 1991 году, когда этот исторический спор закончился — все по научной теории великого Людвига фон Мизеса.

Если бы Минск был такой, как Толочинский район, Беларусь была бы самой бедной страной Европы с самой распространенной зарплатой ~$150 и пенсией ~$65. Вот такие установки у Александра Лукашенко в его жестком, непримиримом конфликте с Минском по всей стране.

https://gazetaby.com

Последние новости