shumilina.by

Информационный портал

Социальные сети:

Новости Шумилино Общество

22.09.2022 19:27

415 просмотров

0 комментариев

«Сходила на 46 собеседований — и ничего». Белоруска год не может найти работу. Как не делать ошибок при поиске

Минчанке Ирине 44 года, у нее два высших образования и 15 лет опыта работы в сфере маркетинга. В прошлом году женщину уволили, и с тех пор она не может устроиться на новое место, хотя регулярно откликается на вакансии: «Только за последние три недели я сходила на четыре собеседования». Проблему женщина видит в двух причинах. Первая — при увольнении директор написал на Ирину «ужасную» характеристику: «Я бы и сама бы не взяла к себе на работу человека, о котором написали такое». ... Давайте узнаем, что произошло.

О второй причине женщина говорит так: «Из-за санкций было много увольнений и сокращений, а рабочих мест стало мало. Это позволяет работодателям наглеть и борзеть».

«Ругались с начальником — он мне и отомстил плохой характеристикой»

Первое высшее у Ирины медицинское: она окончила БГМУ по специальности «Лечебное дело», работала судмедэкспертом (для этого прошла дополнительные курсы). Затем выучилась в МИТСО по специальности «Управление и экономика на предприятии» и ушла в фармацевтический маркетинг — в этой сфере женщина работает с 2006 года. На последнем месте наша героиня получала зарплату €1500 в месяц по курсу — более 4000 рублей.

Мы встречаемся с Ириной в кафе в центре Минска. Женщина протягивает две папки, которые взяла с собой: одна — с дипломами, вторая — с положительными характеристиками от бизнес-партнеров. В 2018 году Ирина получила премию AdMA — престижную профессиональную награду в сфере маркетинга. Продукцию, которая продвигалась под ее руководством, отметили на премии «Выбор года».

— В позапрошлом году у нас с директором стали возникать разногласия, когда он взял на работу еще одного сотрудника — на такую же должность, что и у меня, только бóльшую часть работы нового сотрудника взвалили на мои плечи. Многие наниматели заинтересованы не в профессионале, а в лояльном персонаже. Но я человек, который отстаивает свои права.

Мы стали периодически ругаться с директором, и он решил от меня избавиться — прошлым летом привлек меня якобы за дисциплинарный проступок, обвинил в том, что я не вернула служебный автомобиль в указанный срок.

За два дисциплинарных взыскания он имел право меня уволить. Я подала в суд на нанимателя за незаконное дисциплинарное взыскание и выиграла.

Это помогло сохранить работу, но ненадолго — в прошлом сентябре Ирину уведомили о том, что с 31.12.2021 с ней расстаются ввиду истечения ее трудового контракта. В качестве прощального подарка директор и оставил ту самую негативную характеристику на Ирину.

— Это та самая характеристика по постановлению № 585, ее запрашивают в госструктурах. В частных компаниях характеристика не нужна, но там другое: при приеме на работу звонят бывшему нанимателю. Я попросила подругу, чтобы она позвонила моему бывшему директору узнать, как он меня характеризует. То, что он ей наговорил, — это ужасно.

Если я такой плохой работник, то почему директор продержал меня в компании почти 10 лет?

Я уходила из компании в 2015 году, но через год директор меня вернул. Более того, этот же человек несколько лет назад писал мне положительную характеристику. А потом сказал, что написал ее, потому что я попросила.

О моей новой характеристике юрист сказал, что она некорректна, потому что не отражает мои трудовые качества. Можно подать в суд, но тогда мой бывший начальник приведет в качестве свидетелей моих бывших коллег — тех людей, которые от него сейчас финансово зависимы. И что, они его не поддержат? И каждое заседание для меня — это примерно 300 рублей.

Ирина настаивает, что характеристика ничего не говорит о работнике и, как судмедэксперт в прошлом, упоминает, что у многих маньяков, в том числе у Чикатило, были прекрасные характеристики с работы.

С прошлого сентября женщина ходит на собеседования. Как человек, который много лет не нуждался в поиске новой работы, Ирина пришла в замешательство от того, что там происходит.

«Некоторые собеседования приводили меня в ужас»

Ирина ищет работу в Беларуси, России и Казахстане, прошла 46 собеседований в офлайне и онлайне. Говорит, что готова работать маркетологом в любой сфере и необязательно за очень высокую зарплату — главное, чтобы были возможности для самореализации.

— Во многих компаниях на собеседовании просят пройти психологическое тестирование. Зачем? Мне неприятно оголяться перед потенциальным работодателем. Мне всунули тест Сонди — его придумал венгерский психиатр, чтобы выявлять психические отклонения. Я сама потом прошла этот тест дома — результаты показали, что если я мужчина, то склонна к гомосексуализму. Зачем работодателю такая информация обо мне? Как она хранится и используется?

На собеседовании рекрутеры, задавая свои вопросы, иногда переходят границы. У меня спросили: «Вы бы разделили хобби нанимателя?» А почему я должна это делать?

Многие требуют наличия автомобиля, но не оплачивают бензин. У меня-то машина есть, но как можно не оплатить бензин? Я могу и в офисе сидеть, заниматься офисным трудом.

Пробовалась в белорусскую компанию, занимающуюся алкогольной продукцией. Мне сказали: «Вы нам очень понравились, но как вы будете продвигать алкоголь, если вы его не употребляете?» Так я же продвигала таблетки от Паркинсона, хотя у меня не было Паркинсона.

Буквально вчера на собеседовании мне предложили безокладную оплату труда. Мне сказали, что гарантирована выплата только 30% от оклада. Если я выполнила норму — еще плюс 10% оклада, если подчиненные выполнили норму — плюс еще 10%. Вы меня простите, но оклад предусмотрен законом. Потенциальный работодатель сказал: «Это европейская практика. Мы должны платить вам только за то, что вы приволокли ноги на работу?» А я в этом вижу, что компания хочет сэкономить на зарплатах. С таким же успехом можно ходить на работу за миску супа.

Отдельное возмущение у Ирины вызывает то, что наниматели дают соискателям объемные тестовые задания, которые никак не оплачиваются.

— Я понимаю, что компания должна дать соискателю тестовое задание. Если хотят протестировать меня на знание подходов в маркетинге — это одно. А давать неоплачиваемое задание, на которое я должна потратить две недели, — это уже другое.

За время поиска нового места я выполнила вагон бесплатной работы в виде тестовых заданий — от анализа конкурентов до полноценных бренд-стратегий продукта.

Были ситуации, когда HR мне говорила: «Нанимателю понравилось ваше тестовое, но он захотел взять мальчика».

Взяли мальчика, а моя работа у них осталась, я за это ничего не получила. Была на собеседовании у казаха, он сказал: «Вы меня покорили своим резюме, но я же не знаю вас». После этого он предложил мне бесплатно сделать для него огромный план регионального развития продаж его медицинских препаратов в Беларуси. Я ответила, что это труд не на два часа, поэтому я могу выполнить такое объемное задание, только если со мной заключат договор или контракт.

Мне знакомый рассказывал, что в январе, когда от маркетологов требуют годовые бизнес-планы, он размещает вакансию и дает соискателям тестовое, чтобы узнать об их методах работы. А это уже чистой воды использование человека.

Еще момент, который, по словам Ирины, встречается повсеместно: наниматели не называют будущую зарплату. На собеседованиях многие отвечали Ирине, что размер зарплаты определяется итогами тестового задания. А для нее важно понимать, ради чего она выполняет тестовое: ради перспективы устроиться на работу с зарплатой в $1800 или в 1800 рублей.

Пыталась трансформироваться в айтишницу, но получилось как в анекдоте

Этой весной Ирина решила попробовать себя в IT-сфере. Для начала пошла на курсы в IT-академию «Белхард», выучилась на диджитал-маркетолога. А когда окончила курс, работу найти не смогла.

— Меня позвали на собеседование, но там началась песня: «У вас же нет опыта в этой сфере». Я пробовалась как раз на работу для медицинского проекта, искали сейлз-менеджера. На собеседовании HR сказала, что я привлекла ее наличием медицинского образования. И добавила: «Но у вас нет опыта». Это же было в моем резюме.

Во время собеседования на IT-специальность мне прямо сказали: «Средний возраст наших работников — 28 лет. Как вы в 44 года планируете существовать в нашем коллективе?»

Получается как в анекдоте: им нужен 25-летний сотрудник с 20-летним опытом работы.

Ирина сделала вывод, что в IT сейчас джуниоров брать не хотят. Отдав за курсы 600 рублей, женщина отбила только $100, сделав сайт для знакомых. Размещала объявления на разных площадках, но результата это не дало. Ирина задается вопросом: где брать опыт, если приобрести его не дают?

— Многие просят портфолио. Бесплатно работать ради портфолио я не хочу, бесплатно — это не про меня. Я считаю это бессмысленным, к тому же нужны средства к существованию. Я готова на неоплачиваемую стажировку с последующим трудоустройством, но полгода работать бесплатно ради портфолио я больше не могу, мне хватило тестовых заданий.

С начала этого года Ирина живет на свои накопления, но все заначки имеют свойство заканчиваться. С учетом того, что в этом году женщина не работает более 183 дней, в следующем ее могут признать тунеядкой по декрету № 3 «О предупреждении социального иждивенчества».


После того как мы уже встретились и пообщались с Ириной, к нам в редакцию обратилась еще одна женщина — Виктория, которая тоже не может найти работу несколько месяцев. Она рассказала, что столкнулась с похожими проблемами на собеседованиях.

— У меня высшее экономическое образование и средне-специальное ветеринарное плюс курсы продавца и фотографа. Откликалась на вакансии HR-менеджера, заведующего магазином, администратора, экономиста, менеджера интернет-магазина и фотографа, но за три месяца никуда не устроилась. Недавно меня пригласили продавцом в магазин, но я пять лет работала на руководящей должности не для этого.

Потом нам написал Денис — он окончил училище искусств, витебский университет по специальности «преподаватель, педагог-художник» и магистратуру. Обработал два распределения и вернулся в родной Солигорск. Там мужчина не может найти работу уже два года: пробовался учителем в школе (может вести труд, искусство, черчение), пытался устроиться удаленно иллюстратором в IT.

— В отделе образования мне сказали, что вакансий преподавателя в городе для меня нет, потому что взяли молодых специалистов. Стал искать работу иллюстратором или что-то в 3D-моделировании, но без опыта тоже отказывают. Подавал заявку на стажировку в IT-компанию с возможностью трудоустройства, но на стажировку уже набрали. Был готов работать учителем даже в другом городе, но там нет общежития, а снимать на зарплату учителя жилье в областном центре я не потяну. Пытался пойти в домостроительный комбинат плотником, но нужен рабочий разряд. Или столяром, но там тоже требуют удостоверение о разряде — запись в трудовой, что я год работал им до университета, не подходит. Пробовал даже отправлять заявку на проект «Учитель для Беларуси», но и туда попасть не получилось.

HR-эксперт о ситуации Ирины: «Сейчас многим сложно с поиском работы»

Плохая характеристика (читай: испорченная деловая репутация) может стать серьезным препятствием для устройства на работу. Такого мнения придерживается наш эксперт Светлана Коростелева, которая более 20 лет работает в сфере подбора персонала и руководит кадровым агентством «Квадрат». Однако Ирина может поговорить с бывшим работодателем, спокойно выяснить отношения и договориться о том, чтобы он дал ей хотя бы нейтральную характеристику.

Если Ирина не готова разговаривать с бывшим директором, она может на собеседованиях показывать положительные характеристики от других своих нанимателей и бизнес-партнеров. Вполне вероятно, что в таком случае HR даже не станет запрашивать характеристику у бывшего директора Ирины. Важно, чтобы Ирина сама не говорила о бывшем директоре плохо, не проявляла себя на собеседовании как конфликтный человек.

При этом, по мнению эксперта, бывший директор Ирины поступает некорректно, предоставляя негативную информацию о своей экс-работнице по телефону.

— Часто бывает так, что, когда мы в компании собираем характеристики о кандидате, его бывший наниматель отвечает: «Я не хотел бы разговаривать об этом работнике». Когда за характеристикой о работнике обращаются ко мне, а дать положительную рекомендацию не могу, то я отвечаю: «Самое лучшее, что я могу сделать для этого кандидата, — промолчать». Я не даю негативную рекомендацию по телефону, предлагаю человеку приехать и поговорить, глядя друг другу в глаза. Мое мнение: некорректно давать информацию кому попало. Посмотрите, в этой истории даже подруга под видом нанимателя смогла поговорить с директором о бывшем сотруднике. Это плохо характеризует работодателя.

У нас есть наниматели из всем известных компаний, на которых тоже было бы неплохо собрать характеристику, прежде чем доверять их мнению.

Как рекрутер, я практически не доверяю характеристикам. Потому что у нас есть работодатели из всем известных компаний, которые специально дают негативные характеристики любому ушедшему работнику.

Эксперт допускает, что Ирина не может найти работу в течение года не из-за характеристики, и приводит пример того, что человеку, о котором бывший руководитель отзывается плохо, отказывают не всегда.

— Мы искали работника на высокую должность для компании, занимающейся алкоголем. Нашли человека и с ужасом узнали от его бывшего работодателя, что наш кандидат может употреблять алкоголь. Мы сильно расстроились, думали, как преподнести эту информацию нанимателю. Сказали об этом моменте начальнику отдела кадров, а он рассмеялся и сказал: «Вы же приглашаете человека в алкогольную компанию, для нас это вообще не препятствие: человек должен знать, какую продукцию он продает».

То, что Ирину могут не брать на работу из-за возраста, — это, я считаю, надуманная проблема. Есть фактор возраста, но он маловероятен: 44 года — это достаточно молодая женщина. Нужно уметь продемонстрировать себя на собеседовании. Есть вероятность, что если на такую же вакансию будут претендовать люди 30–35 лет с такой же квалификацией, как у нее, с такими же скилами, с таким же опытом работы — тогда да, работодатель еще подумает, кого же выбрать. Хороших специалистов высокой квалификации всегда берут на работу. Люди, которые ссылаются на возраст, особенно в 44 года, — это те, кто ищет проблему не в себе, а в работодателе.

Накладывается и то, что рынок труда сейчас очень плохой. Не только Ирина в 44 года с плохой характеристикой не может найти работу — сейчас очень большое количество людей не могут найти работу. Соискателям сейчас нужно понимать, что рынок упал.

То, что Ирина сходила на 46 собеседований, но ее никуда не взяли, может говорить о том, что за 46 раз человек так и не научился проходить собеседования, отмечает эксперт и советует обратиться за помощью к карьерным консультантам.

— Говорить, что плохо все вокруг, все виноваты, а я ни при чем... Слишком много подозрительных совпадений в этой истории.

Поскольку у Ирины есть медицинское образование, директор кадрового агентства рекомендует ей присмотреться к другой профессии в фармацевтической отрасли. Конкретно сейчас в медицине остро не хватает провизоров. Возможно, Ирина смогла бы найти работу в смежной отрасли маркетинга — в ретейле.

— Ирина сказала, что бесплатно выполнила множество объемных тестовых заданий. Насколько это нормально — просить оплату за тестовое?

— Это нормально — выполнять тестовое за деньги, если оно объемное и если работодатель может его использовать, если выполненное техзадание принесет материальную пользу нанимателю. Когда мы предлагаем работодателям, чтобы они оплатили выполнение тестового соискателями, в половине случаев соглашаются его оплатить.

Я считаю, что оптимальное тестовое выполняется за два-три часа. Часто на этапе собеседования работодатель дает задание, которое соискатель уже когда-то выполнял. В таком случае Ирина могла бы предложить свое портфолио, сказать: «Я подобное уже делала, посмотрите. Если вас устроят мои работы, можем переходить к выполнению тестового задания». Если Ирина в самом начале фыркнула и сказала, что не будет выполнять никакое тестовое, потому что за это не платят, работодатель отметит не тестовое задание, а факт отказа от его выполнения.

— Ирину также смутило психологическое тестирование. Зачем оно вообще?

— Я тоже не поддерживаю психологическое тестирование, но со своим уставом в чужой монастырь не идут. Не надо переделывать компанию на этапе собеседования. Если вы пробуетесь на вакансию маркетолога, то на собеседовании проявляйте себя как маркетолог. Сначала получите эту работу, а потом меняйте компанию изнутри.

Автор: Кристина Сухаревич. Фото: Максим Малиновский, Максим Тарналицкий

https://money.onliner.by/2022/09/21/god-ne-mozhet-najti-rabotu

Последние новости